kvisaz (kvisaz) wrote,
kvisaz
kvisaz

Коршун расправляет крылья

Гулял по Томску. Прошел пешком от Иркутского тракта через Ленина  до Плеханова, потом обратно. Три часа ходил. Думаю, километров десять-пятнадцать, как минимум. Отлично прошелся, аж до сих пор жарко.

Видел забавное - департамент дорожного строительства и дырку в асфальте неподалеку. Впрочем, перед самим департаментом асфальт был нормальный. Стоит он на Большой Подгорной.

Большая Подгорная расцветает. Построили ряд домов, один другого краше. Этак, глядишь, скоро и асфальт скоро залатают.

Видел новый дом на Обрубе на месте разрушенного "Дома Потанина", в котором однажды хозяева чуть не сдали меня милиции. "Дом Потанина", надо признать, был полное говно. Люди, жившие в нем, впрочем были хорошие - дали напиться, показали энергетический камень, проводили... жена, впрочем, кажется, все равно ментов вызвала, но я ушел. Еще одна грань в моей биографии. Было это году в 2003, если не изменяет память. А сейчас там огромный домина в два-три этажа сверкает окнами. Надо сказать, получился отличный домина и в стиле Томска. Обруб расцвел.

Далее перешел мост через реку Ушайку. Слева от моста (ближе к Обрубу, стало быть) по берегу была несусветная срань и  архитектурный мусор в виде слепых купеческих складов. Сейчас там все вычистили и застроили новыми домами, один другого краше. Опять же в стиле Томска. И такую красивую набережную для Ушайки сделали - просто Петербург какой-то!

Дошел по новой улице, радуясь жизни и свежеположенным рельсам, до площади Батенькова. Площадь Батенькова, чтобы вы знали, все 90-е и начало нулевых была одной сплошной мусорной кучей с гниющими домами-развалинами по краям.

В одном из этих домов в 2003 я искал вход в тайное томское метро (есть у нас такая местная легенда). Входа не нашел, зато обнаружилось логово бомжей с лежанками. Правда, без хозяев. Или быть может, это чуть дальше к Ушайке было, не помню.

Но факт налицо - все эти развалины исчезли. Что-то снесли к чертям собачьим (слепые склады, как я говорил, по виду более напоминающие средневековые тюрьмы), а большей частью - отреставрировали. Что-то еще только продолжают реставрировать. Но итог все равно уже виден - Батенькова расцвела. Страшные руины у трамвайной остановки, похожие на прогнивший зуб во рту уголовника, отреставрировали. Теперь там японский ресторан.

Дальше до Плеханова пошел без особых ахов и восторгов. Там все как стояло, так и стоит. Улицы чистые, хорошие, ресторан "Старый Замок" журчит японским садом, горожане променад делают.

Над почтамтом кружил коршун с маленьким коршуненком. Было смешно смотреть, как коршуненок трепыхал крыльями. Сам родитель парил неспешно, не делая резких движений и с таким мастерством, что казалось - ему и на месте зависнуть на полчаса не составит особого труда.

Коршуненок помахал, помахал и резко свинтил куда-то вниз. Сначала я подумал, в стиле Штирлица, что у него "бензин кончился". Потом понял, что там у них гнездо.  Устал, стало быть птенец.

В гнездо я лезть не стал, позвонил товарищу и пошел домой.

Originally published at Человек-Хэмингуэй. You can comment here or there.

Tags: Заметки
Subscribe

  • Главное понять, где у нейронки нос переломили

    Вот люди ругают нейронки за бестолковость, а я научился иногда поглядывать на людей (в первую очередь на себя) как на просто очень сильные и давно…

  • Внутренняя федерация

    Попытки осознать умственные страдания и дать отпор автоматическим внутренним вскрикам не привели меня к тому, что эти страдания и вскрики исчезли.…

  • Польза сансарического мышления

    Я несколько раз осуждал сансарическое (слишком эмоциональное) мышление. Можно подумать, я адепт Эквилибриума, а в голове у меня не чертоги разума, а…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments