kvisaz (kvisaz) wrote,
kvisaz
kvisaz

  • Music:

21 Пираты Карибского моря против зомби

Над зелёной морской гладью грянул пушечный выстрел. Пороховой дым поплыл облачком на зюйд-зюйд-вест. Стайка попугаев вспорхнула над лесом и понеслась прочь, почти касаясь деревьев тонкими перьями с перламутровым отливом.

Пираты Карибского моря против зомби

На шхуне "Бесаньо" бросили якорь. Через несколько минут с правого борта отчалила десятивесельная шлюпка, наполненная разномастным сбродом– от одноглазого бородатого ливийца до огромного и толстого, как бутылочное дерево, негра. На корме сидел молодой человек в камзоле и забинтованной головой. Он смотрел на остров с надеждой, время от времени бросая взгляд на гребцов и тут же отводя его снова.

На носу шлюпки стоял одноногий моряк. Судя по его потрёпанному виду, он пережил немало штормов, как в море, так и в жизни. Но пройдя сквозь все тайфуны, он сохранил дерзкий взгляд и стойкость духа. Его деревянная нога, вставленная в специально пропиленное в скамейке отверстие, скрипела, как весло в уключине, на каждой волне. Но моряк лишь усмехался и пускал очередной клуб дыма из своей пенковой трубки.
- Тысяча чертей, парни, гребите медленнее! – крикнул он. – Мы здесь одни на тысячи морских миль, сокровища никуда не уйдут. Но ей-ей, мне вовсе не улыбается мочить свой табак под перевернувшейся шлюпкой!
- Уж тебе-то чего бояться, Джим?! – отозвался одноглазый ливиец, налегая на весло. – Ты на добрую треть состоишь из дерева, а если сосчитать ещё и трубку, то и на всю четверть.

Моряк усмехнулся, вынул трубку изо рта и одним ударом выбил её о голову шутника.
- Запомни, брат, меня зовут не Джим. Джим Пушечное Ядро – вот моё имя. Так ко мне следует обращаться, если ты не хочешь пойти на корм акулам или стать указателем на этом ласковом берегу.

Гребцы захохотали, а ливиец бросил весло и с проклятиями стал протирать свой единственный глаз, запорошенный золой и непрогоревшим табаком.
- Не ложись против ветра, Нассим! – сказал Джим Пушечное Ядро. – Ты пошутил, я тоже посмеялся. И поверь, когда мы вытащим сокровища, ты сможешь купить себе самый настоящий глаз из наилучшего дрезденского фарфора. Немцы знают толк в подобном искусстве. Яволь, Дитрих?
- Да, херр капитан! – крикнул рослый Дитрих, бежавший из гренадерской роты прусского короля. Он один грёб за троих и мог бы считаться первым силачом в команде, если бы не чернокожий гигант Мгамбо, который прославился тем, что сумел бежать с испанского галеона, разорвав свои цепи.
- Мы как братья, Нассим, - продолжил одноногий моряк, обращаясь к ливийцу, который всё ещё сыпал проклятьми. – Ты оставил в море глаз, а я ногу. Однажды мы с ними воссоединимся, но лучше давай-ка ещё поплаваем. В знак нашего братства я доверяю тебе нашу главную ценность, которая сидит на корме и так смотрит на остров, будто думает, что сумеет обмануть старого Джима Пушечное Ядро. Эй, лейтенант! Хватит дрейфовать в мечтах, спустись на твёрдую землю!

Молодой лейтенант с перевязанной головой вспыхнул.
- Вы все равно кончите свои дни, болтаясь на рее! – крикнул он. Гребцы засмеялись, а здоровенный Мгамбо наклонился через борт, зачерпнул морскую воду широкой ладонью и, как из ковша, окатил лейтенанта.
- Остынь, масса! – прогудел он. – Жара плохо действует на голову. Мгамбо знает.

Шлюпка пристала к берегу, и гребцы один за другим бросились вылазить, прыгая прямо в тёплую зелёную воду. Мгамбо и Дитрих схватили за кольцо на носу и потащили шлюпку на сушу, прямо по белому и рассыпчатому, как крахмал, песку. Они остановились лишь когда корма удалилась от воды не менее чем на двадцать ярдов.

Тогда только Джим Пушечное Ядро вытащил деревянную ногу из дырявой скамейки и вылез на землю.
- Итак, мистер Смит, уговор дороже жизни, - сказал он, обращаясь к пленному лейтенанту. – Вы показываете нам указатель, а я сохраняю жизнь вам и вашим друзьям, оставшимся на шхуне. Ведите нас к тайному месту.

Лейтенат Смит в ярости посмотрел на пиратов, затем бросил взгляд на белые паруса шхуны, оставшейся позади, и выпрыгнул из шлюпки, оттолкнув одноглазого ливийца Нассима.
- Вы хотите сокровищ? Вы их получите! – крикнул он. – Следуйте за мной!
- Не так быстро, мой друг, - усмехнулся капитан пиратов. – Пусть сначала Нассим свяжет твои руки и возьмёт конец веревки.

Когда с формальностями было покончено, процессия пошла вглубь острова. Впереди шагал раненый лейтенат со связанными руками, за ним шёл Нассим, удерживая Смита на поводке. За ливийцем шагал Мгамбо, вооружённый двумя огромными, как крылья голландской мельницы, ятаганами. За беглым барбадосским рабом хромал Джим Пушечное Ядро. Гренадёр Дитрих шёл сразу за капитаном, нёся прочный белый мешок, заполненый какими-то тяжёлыми громыхающими предметами. Остальные пираты, в количестве четырёх оборванцев, замыкали процессию.

Тропинка вела в гору, через джунгли и заросли. Кричали попугаи, одуряюще пахли травы, мелкие зверьки убегали прочь, шурша кустами. Какая-то птица в глубине леса вскрикивала голосом напуганного ребёнка, и следом её тут же вторил хор самых разных воплей, стонов и звуков. Пираты в конце процессии робко озирались по сторонам и прибавляли ход, но те, кто шёл впереди, смотрели уверённо. Их ждали сокровища, легендарные сокровища Кракса, знаменитого и безжалостного капитана, который, по слухам, одалживал огонёк для своей трубки у самого морского дьявола.

Дойдя до заброшенного бревенчатого форта, уже покрывшегося лианами, лейтенант Смит отступил в сторону и с вызовом взглянул на Мгамбо.
- Теперь твоя очередь, гигант! Здесь была тропа в обход крепости, но она заросла.

Мгамбо кивнул и пошёл вперёд. Теперь он возглавлял процессию. Его ятаганы рубили сплетённые лианы и те с жалобным хрустом падали, открывая тайную дорогу на южный склон горы.

Через несколько часов такой рубки измученные искатели сокровищ вышли к голому скалистому гребню, за которым слышался глухой рёв из кратера вулкана. На вершине гребня стоял широкий деревянный настил, дальний край которого нависал над бездной.

Пираты поднялись к настилу и увидели, что на нём лежит высохшее тело в истлевшей одежде моряка. Ноги его смотрели на север, к кратеру, а голова на юг – к приближающимся пиратам. Левая рука отсутствовала, а правая – была привязана к тяжёлому золотому кольцу в центре настила.
- Это Джонсон Черный, я узнаю его испанскую куртку, - сказал Джим Пушечное Ядро и обвёл взглядом своих товарищей. – Капитан Кракс любил пошутить, это верно! Вот он и приковал Джонсона здесь, чтобы тот указывал на его сокровища. Ну, чего приуныли? Вперёд, клад где-то рядом.

Приободрённые пираты, расталкивая друг друга, бросились к лежащему мертвецу. Самый быстрый, португалец Алонсо добежал первым.
- Это чистое золото, капитан! – крикнул он возбуждённо и дёрнул за кольцо.

Деревянный настил заскрипел и, подчиняясь тайному механизму, начал быстро крениться. Два пирата, стоявших рядом с останками Джонсона, с криками сорвались в пропасть. Португалец Алонсо упал, но, благодаря своим цепким пальцам, повис на кольце, рядом с мумией.

Гигант Мгамбо, обе руки которого были заняты ятаганами, не успел ни за что схватиться и полетел к краю. Бывший гренадёр Дитрих, вскрикнув, бросил мешок со своим грузом и схватил негра одной рукой за пояс, а другой – за боковой край настила. Но гнилая доска раскрошилась под его пальцами, и оба пирата последовали за упавшими ранее.

Прочим повезло больше. Ливиец Нассим, с проклятием выпустив верёвку, ведущую к пленнику, воткнул свой кривой дамасский кинжал в доски и тем спас себя от гибели.

Джим Пушечное Ядро ударил своей деревянной ногой и вогнал её в щель между брёвнами настила. Вдобавок он успел поймать падающего лейтенанта Смита и теперь они оба повисли на стремительно кренящемся настиле, который теперь уже больше напоминал отвесную стену.
- Вот, значит, мы как? – укоризненно сказал старый пират пленному офицеру. – Нехорошо заманивать своих друзей в ловушку.
- Я не нарушал клятву! – ответил Смит, болтаясь на верёвке двумя футами ниже. – Просто увидев труп, я сразу вернулся в форт. Но тогда наша команда уже набрала припасов и собралась отчаливать. Я пытался рассказать им, что видел золотое кольцо и труп, привязанный к нему, но кто будет слушать двенадцатилетнего юнгу? Мне дали подзатыльник и велели тащить мешок с сухарями, потому что вулкан тогда рычал особенно сильно.
- А это вовсе и не вулкан, - сказал Джим Пушечное Ядро, задумчиво глядя вниз.

Услышав его слова, Нассим и Алонсо посмотрели вниз и почти сразу закричали от ужаса.

Там внизу, в кратере потухшего вулкана, шевелилась толпа из десятков, сотен людей. Да каких людей? Самых настоящих мертвецов, наполовину сгнивших, наполовину истлевши, бесстыдно выставивших на обозрение свои жёлтые кости и болтающиеся кишки. Здесь были голландцы и русские, британцы и испанцы, негры, белые и даже индейцы. Моряки и пираты, конкистадоры и буканьеры, беглые рабы в цепях и преступники с клеймёными лбами. Все они шатались и мычали, разевая рты. И все они тянули руки к упавшим на дно.

Расстояние от края кратера до дна составляло не менее десяти ярдов – как от клотика мачты до палубы. Большинство упавших не шевелились, но гренадёр Дитрих со сломанными ногами пытался отползти на руках в сторону, а окровавленный Мгамбо махал ятаганами, прикрывая его отход.
- Он славно сражается, но долго он не продержится, - заметил Джим Пушечное Ядро. – Их слишком много. И потом, похоже, они не знают усталости.

И действительно, живые мертвецы теснили Мгамбо, окружая двух пиратов тесным кольцом. Чернокожий гигант упал на одно колено – видимо, его кто-то схватил за ногу – затем снова вскочил, и продолжил бой.

Часть мертвецов напала на тела разбившихся и принялась их терзать, разрывая на части и вытаскивая внутренности.
- Святой Яго Компостелло! – завопил португалец Алонсо. – Господи Иисус всеблагой, прости мне мои прегрешения, ибо не ведал я, что творил, и блуждал во мраке…
С этими словами он разжал пальцы и, крича, полетел вниз, пока не упал прямо в толпу и она не разорвала его на части.

Деревянный настил опустился полностью и теперь стоял, как стена. Джим Пушечное Ядро и лейтенант Смит, помогая друг другу, перебрались на ребро настила и схватились за торцы брёвён.

Одноглазый ливиец Нассим проводил их мрачным взглядом и усмехнулся.
- Я не могу больше, - сказал он. – Но пока у меня есть силы, пусть я лучше умру, как воин, чем как жалкий трус.

Он упёрся ногами в брёвна, вырвал свой кинжал и, как падающий убийца Аламута, с боевым воплем обрушился на шатающихся внизу мертвецов. Прежде чем они навалились на него, он сумел пару раз воткнуть кинжал в гнилые головы и умер героем.
- А он молодец, - сказал Джим Пушечное Ядро. – Гляди, пара трупов уже не поднялись. Что это значит? Что их можно убить!

Деревянный настил дрогнул, словно со стороны стены в него ударил таран. Старый пират нахмурился.
- Плохо дело! – сказал он. – Похоже, что хитроумный капитан решил обдурить всех и после своей смерти. Я чувствую, что если дело так пойдёт дальше, мы пополним толпу этих несчастных искателей сокровищ и будет охранять золото Кракса до второго пришествия. Ещё несколько ударов и нас точно стряхнёт вниз.
- Мы умрём как герои, а не как трусы! – вскричал лейтенант Смит. – Я буду драться голыми руками, я… я…
- Погоди ты с своими голыми руками! – оборвал его Джим Пушечное Ядро. – Что мы, прачки, что ли? Лучше скажи, что это болтается вон на той ветке неподалёку от тебя.
- Матросская койка! Нет, не койка! Это мешок! Мешок, который тащил на себе Дитрих!
- Отлично, попробуй дотянуться до него. Вот кинжал. Распори сверху небольшое отверстие и вытащи одно ядро.
- Ядро?

Пират усмехнулся.
- А как ты думаешь, почему меня зовут Джим Пушечное Ядро? Гляди и учись.

И, сидя на выступающем торце бревна, пират ловко надел на деревянную ногу поданное ядро, в котором неведомый мастер выточил специальное отверстие. Затем Джим вытащил кремень и огниво, несколько раз стукнул ими друг об друга, запалил трут, поджёг фитиль и, широко размахнувшись, послал ядро в толпу мертвецов.

Взрыв грохнул так, что лейтенант Смит чуть не сорвался вниз. Чудом ухватившись за ветку, он посмотрел вниз и радостно закричал. Несколько мертвецов разорвало на куски, остальные отхлынули от уставшего Мгамбо и растерянно кружили на месте. Дитрих был ещё жив и призывно махал рукой.

- Помоги мне вытащить моих ребят, и, клянусь своими ядрами, я дарую тебе и твоим друзьям жизнь вместе со свободой, - проворчал Джим, протягивая к Смиту деревянную ногу. – И хватит уже орать, как девчонка. Надевай следующее!




Время по плану: 23:00 – 0:00 – 1:00
Время по факту: 23:00 – 1:39, два часа 39 минут. Оверквота почти 40 минут.
Объём: 12 242 знака с пробелами. Зато не думал заранее, на ходу придумывал фактически.
ЧИТ: кто из нас не читал про пиратов? Правда в такой ситуации и с такими ядрами, я готов поспорить, не читал ещё никто. И пусть я немножко скопировал Стивенсона, мне нравится мой Джим Пушечное Ядро.
УТЯЖЕЛИТЕЛЬ: паника стресс лень тяжесть. Не, это не серьёзные утяжелители. Это обычные компоненты творческого процесса, и они преодолеваются быстро.

Критические замечания: структуру рассказа я использовал, как про Конана-варвара. Очень мне она понравилась – немножко визуально, как в фильме, и с эффектом "приближения камеры" (знакомства с героями со стороны). Глубоких мыслей тут нет, но весело. Нет, мысль есть. Вот она:
Это на самом деле рассказ про футболиста и зомби!


ЗЫ: Этот текст написан в рамках персонального испытания духа и тренировки дисциплины "Зомби Челлендж"
Tags: ЗомбиЧеллендж
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • В убежищах должно быть много мастерских

    Если же всерьез рассматривать реалистичность убежищ в последних сериях Fallout, то даже при ретрофутуристичной версии реальности им не хватает -…

  • Быт в убежищах Fallout

    До 16 июня 2021 года в Steam бесплатно можно поиграть в Fallout 76. Я зашел посмотреть, нужна ли мне эта игра или она, как Fallout 4, будет пылиться…

  • Средней нейтральности

    Я несколько раз в неделю, иногда в день два раза, захожу в Facebook и каждый раз там лента показывает что-то повышенно-нервное. Похоже, алгоритмы…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments