kvisaz (kvisaz) wrote,
kvisaz
kvisaz

  • Music:

17 Красная шпинель

В природе только два камня можно спутать с рубином – турмалин и красную шпинель. Знаменитый "Рубин Тимура", хранящийся в сокровищнице Британии, не что иное, как шпинель. Там же, рядом с обручальным кольцом королевы Виктории и золотом индийских моголов лежит знаменитый "Черный Принц" – ещё одна шпинель, долго считавшаяся рубином.

Но все эти камушки интересовали Остапа максимум как забавный факт истории. Он не собирался в Британию, тем более, что по последним сводкам, туннель под Ла-Маншем был забит гигантской пробкой. Примерно такой же, какая сейчас единым кольцом охватывала Москву и прилегающие к ней дороги.

Остап остановил велосипед у храма Василия Блаженного. Брусчатка Красной площади сверкала после дождя. Здесь, как и повсюду в центре Москвы, царила девственная чистота - ни машин, ни людей. Когда началась катастрофа, многие хлынули из города – на автомобилях, захваченных автобусах и даже трамваях. Остап помнил, как надсадно кричал мужик, приставляя обрез к голове водителя, и как тот обречённо говорил в микрофон: "Двери закрываются, следующая остановка – МКАД".

Но до МКАДа добраться удалось немногим, это кольцо стало непреодолимым барьером для миллионов беженцев. И это немудрено, если вспомнить, что даже в обычное время пробки на московских улицах были обычным делом. А когда весь город в едином порыве паники тронулся с места – всё движение встало. Центр опустел, но ближе к кольцу Москва выглядела теперь, как церковь, в которой отпевали панночку из "Вия", на третье утром. Миллионы машин и людей застряли там навсегда. Но что ещё хуже – большинство из застрявших продолжали двигаться, но теперь уже не в поисках спасения, а в поисках еды.

Остап мысленно поблагодарил бога, что тот послал ему тогда умную мысль. Если бы он не выбежал из трамвая и не побежал обратно к центру, против течения толпы – это течение затянуло бы его в чудовищную мясорубку, из которой не было выхода ни живым, ни даже мертвым.

Он надавил на педаль и спортивный велосипед "ГранТуризмо" тронулся с места, звеня цепью. Мокрые шины шелестели по лужам, разбрасывая ленивые брызги, мягкое сиденье пружинило, придавая поездке дополнительную прелесть.

Проехав ворота Кремля, Остап сбавил ход и свернул к Грановитой палате. Теперь ему надо было двигаться осторожнее – в лабиринтах Кремля вполне могли скрываться как ожившие, так и уцелевшие. И если от первых можно было без труда уйти на "ГранТуризмо", то вторые в порыве благородной паранойи могли и садануть из пулемёта. Хотя логичнее было ожидать – из пистолета, как из более удобного и экономного средства остановки велосипедистов. Но Остап предпочитал думать о пулемёте – просто потому, что после гигантской пробки по периметру Москвы ни одно другое оружие не могло дать истинного душевного спокойствия. Кроме, пожалуй, систем залпового огня или атомной бомбы. Но Остап любил этот город, несмотря на все его капризы и истерики, и атомная бомба ему не нравилась своей беспощадностью.

Именно об атомной бомбе он подумал тогда, в трамвае, когда старушка с клюкой вдруг поднялась с переднего сиденья и вцепилась зубами в шею незадачливого террориста, пытавшегося захватить средство передвижения. Симптомы Z-вируса очень походили на симптомы гриппа, поэтому мало кто обращал внимания на кашляющих и дрожащих людей. Похоже, что инфекция распространялась не от укуса, как в фильмах про зомби, а, как при гриппе, капельно-воздушным путём. И когда старушка напала на мужика со стволом, это словно послужило сигналом для остальных дрожащих людей. Поднимаясь со своих мест, они стали нападать на соседей, и в считанные секунды трамвай превратился в ад, где половина людей кричала и билась в агонии, разбрызгивая кровь из ран, а вторая половина молча рвала их зубами.

Остап стоял у таблички "Выдерни шнур, выдави стекло" и поступил по инструкции. Только поэтому ему удалось вывалиться из трамвая, успев напоследок съездить кроссовкой по морде какому-то заражённому мужику бандитской наружности.

Улицы уже были запружены толпой, и часть прохожих, превратившихся в зомби, атаковали своих бывших попутчиков. Остап залез по трапу на троллейбус и лёг под самыми рогами. Повторить его подвиг из живых не удалось никому. А когда по трапу поднимались заражённые, он бил их рогами троллейбуса и тем самым сбрасывал обратно, в хрипящую толпу.
Потом, заметив, что рога при прикосновении к проводам уже не высекают искру, он рискнул и полез прямо на болтающуюся линию электропередачи. Было трудно, пальцы очень резало проводом, но чего только не сделаешь, когда внизу под тобой ревёт беснующаяся толпа.

Он выбрался на гигантский рекламный щит и провёл ночь на нём, на верхней узкой полоске, периодически рискуя свалиться то в одну, то в другую сторону. Когда ночь прошла, выяснилось, что большинство зомби сдвинулось в сторону, где ещё кричали живые, то есть к МКАД.

Остап спустился с рекламного щита, забежал в ближайший спортивный магазин, перекусил бутербродами, найдёнными в столе продавца, взял немного денег из кассового аппарата – просто на всякий случай, если что-то изменилось бы к лучшем, а затем – бейсбольную биту, каску и хороший велосипед.

Теперь он крутил педали и чувствовал себя очень хорошо. Жизнь налаживалась. Пусть он не видел будущего, но когда, скажите, люди видели будущее? Строить планы и верить в лучшее можно в любых условиях, и Остап построил себе самый замечательный план.

В Грановитой палате, померяв несколько шуб, он счёл их слишком тяжёлыми. Но и пришёл он сюда за кое-чем другим.

Наконец его поиски увенчались успехом. Стекло брызнуло под ударом биты, сигнализация завыла, но никто не бежал, чтобы задержать мародёра.

Остап подошёл к зеркальцу, висевшему в комнатке музейного смотрителя, покрутил шапку и сдвинул её набок, придав себе вид залихватский и отчаянный.
- Что ж, тяжела, зато тёплая, - сказал он и подмигнул самому себе. – Будет в чём зиму ходить.

Затем он сел на велосипед "ГранТуризмо" и поехал, сверкая огромной красной шпинелью в шапке Мономаха. Город мертвецов ждал живого царя.
.
.
.
.
ВРЕМЯ: 2:10 – 3:03, то есть 53 минуты.
ОБЪЕМ: 5946 знаков с пробелами. Натуральный дрим-спид!
ЧИТ: я пал духом и уже думал, что не удастся мне в оставшийся час написать рассказ, но тут мой взгляд упал на толстую монографию "Золото. Алмазы. Люди" одного русского геолога. Я открыл её на случайной странице, прочитал факты про красную шпинель и начал писать с них, оставив последний факт на концовку.
В итоге неожиданно написалось легко. Гон, конечно. Я ничего не продумывал, и думаю, что описание далеко от реалистичности.
УТЯЖЕЛИТЕЛЬ: просто тяжело думать уже о зомби. Но когда не думаешь о работе, а садишься и работаешь – получается неожиданно легко, как я уже заметил. Этот симптом проявляется последние дни всё сильнее. Завтра вообще попробую не думать о челлендже заранее.

Из правки: в последнюю минуту перед отправкой заменил одно слово в последней фразе. Было "Город мертвецов ждал нового царя", стало "Город мертвецов ждал живого царя"

Такой челлендж :)


ЗЫ: Этот текст написан в рамках персонального испытания духа и тренировки дисциплины "Зомби Челлендж"
Tags: ЗомбиЧеллендж
Subscribe

  • Код да Ньютон

    История науки по книге Мориса Клайна научила меня терпимости. До неё я все еще считал, что для хорошего знания нужно объяснение, то есть полное…

  • Число, которое невозможно представить

    Прошлой ночью приснился типичный для меня кошмар - число, которое не укладывается в голове. Его невозможно представить, оно занимает все ресурсы, и…

  • need proof

    По телевизору в зарубежной научно-познавательной передаче сказали, что недавние расчёты показали, что все наши радиоволны, которые раньше считались…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments