kvisaz (kvisaz) wrote,
kvisaz
kvisaz

  • Music:

14 Время виндиго

Существуют разные точки зрения, куда надо бежать во время апокалипсиса. Богобоязненные рекомендуют сразу бежать в церковь. Хозяйственные советуют ползти к ближайшему супермаркету за тушёнкой и крупой. Дерзкие говорят, что лучше стремиться к магазинам "Охота и рыбалка", или, на крайний случай, в салон садового инвентаря. А уже потом, во всеоружии, за тушёнкой и крупой. Злобные – что к соседям.


Но когда пришёл свирепый северный зверь, Максим очутился в магазине "Детский мир". В самом последнем месте, на которое можно было рассчитывать в плане еды, воды и прочих полезных ресурсов.

Он, как и многие, надеялся, что беспощадный песец или, сокращённо, БП, обрушится на мир так внезапно, что большинство людей умрёт сразу, примерно за одну ночь. А те, кому суждено выжить, окажутся чистенькими и здоровыми. И огромные пустые города будут принадлежать им целиком, вместе с магазинами, аптеками, заправками и интернетом.

Максим осторожно выглянул из-за стеллажа с розовощёкими куклами Винкс. За разбитыми витражами сразу начиналась улица – пахнущая порохом и кровью, смердящая дерьмом и трупами. Время от времени по ней проносилась стайка мародёров на скутерах и велосипедах. Они, как пираньи, набрасывались на всё, что выглядело хоть как-то полезным.

Иногда мародёры врывались в магазин игрушек, чтобы помять грязными руками пухлых пупсов, пощупать нежных Барби и помочиться в лопнувший пластиковый бассейн в виде утёнка Макдака. Тогда Максим прятался под россыпью кубиков и конструкторов и ждал, пока банда не уберётся восвояси.

Никто и никогда не интересовался кубиками. Когда всё только началось, Максим успел вбежать в "Детский мир" аккурат перед тем, как в дом врезался тяжёлый двенадцатиосный фургон-холодильника. Стеллаж с конструкторами рухнул от удара, как подкошенный. Красные и жёлтые блоки с цилиндрическими выступами, деревянные головоломки, металлические жирафы и машинки – весь этот мусор обрушился на Максима, как лавина, погребающая под собой незадачливого лыжника.

Придя в себя, он осознал две вещи. Первая – его никто не тронул. И вторая – что мир теперь навсегда разделился на три части: выжившие, заражённые и умершие.

Днём городом правили выжившие. Они стреляли друг в друга, носились на уцелевших машинах и грабили всё, что можно было съесть или использовать.

Вечером из убежищ выходили заражённые. Им не нужен был транспорт – они сами бегали со скоростью велосипеда. На коротких городских дистанциях им больше и не требовалось. Выжившие смертельно боялись заражённых. Говорили, что даже капля заражённой крови, попавшая на открытую кожу, способна вызвать чуму Кронокса – болезнь, принесённую проклятой кометой.

Но ближе к ночи, когда солнце окончательно исчезало за горизонтом, с асфальта и земли поднимались все убитые и умершие. Они двигались очень медленно и так неуклюже, что от них пешком мог бы убежать даже здоровый ребёнок. Но мертвых было так много, что бежать было некуда.

И от всех Максим прятался в гроте, сложенном из конструкторов Лего. Изнутри он укрепил своё убежище рельсами от немецкой железной дороги. Снаружи набросал деревянных кубиков с буквами и зверями. Чтобы войти в грот, нужно было отодвинуть большой игрушечный грузовик, в кузове которого сидела плюшевая горилла с разорванным брюхом. Куски плюша и материи свисали до пола, так что со стороны казалось, будто горилла просто сидит, склонившись под осыпавшейся массой игрушек.

Днём он слышал ругань выживших, вечером до него доносились нечленораздельные вопли выживших, а ночью, просыпаясь в холодном поту, вдруг осознавал, что совсем рядом, за стеллажом хрустят прогнившие кости умерших.

Он грыз браслеты из непрозрачных белых леденцов, похожих на пластиковые шайбы, пил стерильную воду из желудков кукол "БебиБорн", короткими перебежками передвигался по магазину и снова возвращался в убежище. От низкокалорийной диеты его тело высохло, а руки стали длинными и костлявыми.

Постепенно он привык к такому образу жизни, забыл о волнениях и совсем перестал бояться. Лежа в своём убежище, он на ощупь складывал головоломки, собирал маленькие игрушки из запасных деталек и тихо хихикал, когда у него получалось особенно удачная композиция.
Самые удачные сборки он выносил наружу и раскладывал по залу, надеясь, что кто-нибудь увидит их и оценит. Иногда его творения исчезали, но он забывал, когда именно они пропадали – днём, вечером или ночью?

По правде сказать, он теперь многое забывал, легко и спокойно прощаясь со многими фактами. Кто он такой, откуда он пришёл, зачем он здесь? Зачем ему это теперь? Он лежал в своём пластиковом гроту, собирал удивительные игрушечки и смеялся, беззвучно открывая рот.

Временами он смутно осознавал, что еда может когда-нибудь кончиться, но угловатая пластмассовая пещера казалась ему уже прочнее, чем все железобетонные и кирпичные многоэтажки, которые он когда-либо видел.

Да и потом – еда не кончалась. Каждый день, выходя на поиски новых браслетиков с леденцами, он находил их в достаточном для себя количестве. Две-три штуки – больше ему и не надо было. Пластиковые куклы "БэбиБорн" с водой в желудке тоже появлялись регулярно.

Иногда у леденцев был странный вкус, а иногда – просто ужасный. Но он их многократно перетирал зубами до однородной кашицы, пока они окончательно не теряли вкус, и тогда проглатывал.

Однажды утром он проснулся и долго лежал, на ощупь собирая очередную забавную головоломку. За стенами грота было очень тихо, так что слышно было, как поёт одинокая синичка, которую он собрал на прошлой неделе.

Он вспомнил, что уже несколько недель никто не беспокоил его в магазине, и подумал, что его мечта сбылась. Мир очистился и стал пустым. Выжившие перебили себя, заражённые добили уцелевших, а мертвые съели всех заражённых, а также выживших, спасшихся на предыдущем этапе. И теперь город, огромный город, со всеми его аптеками, магазинами и квартирами, принадлежал ему.

Внезапно раздался громкий детский крик, ошеломительный и пугающий своей неожиданностью. Через некоторое время крик повторился.

Он вытянул длинные костистые руки, отодвинул большой игрушечный грузовик, проржавевший от его дыхания, и выполз.

В мертвом игрушечном магазине, на самом пороге лежал розовый человеческий младенец, похожий на ожившего пластикового пупса "БебиБорн". Ошеломлённый, Максим неуклюже склонился над рёбенком и ткнул в него пальцем.

Младенец закричал вновь и вблизи его крик оказался таким пронзительным, что Максим уронил собранную игрушечку, отшатнулся и, подвывая, бросился обратно в своё убежище. Затянув за собой грузовик с прогнившей гориллой, он лёг на пол и обхватил руками голову. Но даже с зажатыми ушами ему почудилось, будто в магазине кто-то разговаривает человеческим языком. Удивленный, он отнял руки от головы и услышал речь, которую, казалось, уже давно забыл.

- Ты обидел, обидел виндиго! – говорил встревоженный мужской голос. – Я же говорил, он принимает только пластиковые куклы с водой и конфеты! Духу игрушечного магазина не нужны человеческие жертвоприношения!
- Молчи, и без тебя… – начал отвечать второй. И почти сразу же воскликнул: - Ой, что это?!
- Это его игрушка! Это его знак! Он не сердится! Значит, ты был прав! Но погоди, что же это за штука?...

Наступила пауза. Затем первый мужчина звенящим от гордости голосом сказал:
- Это боевая самодвижущаяся машинка! Этот парень будет вождём племени! Скорее вернёмся обратно и возвестим о добром знаке. Виндиго на нашей стороне!

Голоса затихли вдали, а он ещё некоторое время лежал, обхватив зубами свои костлявые пальцы.

Наконец, он выбрался из убежища и пугливо приблизился к выходу. Кричащий ребёнок исчез. На крыльце, на упавших кусках гипсокартона, остались лишь следы его спутников. Но не они поразили Максима, а кое-что другое.
Перед крыльцом мертвого игрушечного магазина, на крохотном расчищенном пятачке, стояли три металлических столбика. Первый был вкопан в землю на бывшем газоне, и на нём болтались красные бусики, шнурок от аудионаушников и два патрона на верёвочке. Второй был вбит в асфальт, и к нему железным костылём была приколочена чья-то рука с длинными и синими ногтями. Третий столбик просто стоял, обложенный камнями и вымазанный чем-то белым, похожим на паштет.

.


.
.
.

ВРЕМЯ: 0:52 – 3:00 - 2 часа 08 минут. Оверквота в 8 минут.
ОБЪЁМ: 8100 знаков с пробелами
ЧИТ: не было, это чистый гон, придумывал на ходу. Ну и шлак же получился.
УТЯЖЕЛИТЕЛЬ: совсем не хотелось писать, хоть ты режь!

Критические замечания: к концу текст меня увлёк, но не думаю, что он интересен чем-то ещё.

ЗЫ: Этот текст написан в рамках персонального испытания духа и тренировки дисциплины "Зомби Челлендж"
Tags: ЗомбиЧеллендж
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Не семь тучных лет

    Тихонько живёшь, а прогресс идёт. Из-за пандемии количество летающих людей упало в три раза. На уровень 2003 года. Блин, это же вчера было.…

  • Социально-любовные связи студентов высшей школы Джефферсона

    На днях читал книжку "Narconomics". Я не готов обсуждать выводы и решения, которые предлагает автор. Но как в книжке хорошего журналиста (а…

  • Перед выходными

    - Один баг убираю, на другой смотрю, третий замечаю, а четвёртый мерещится. На одном ноутбуке Windows, на другом MacOS. Один из них еще и выводит…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments