kvisaz (kvisaz) wrote,
kvisaz
kvisaz

Categories:
  • Mood:
  • Music:

09 Зомби и пулемёт Гатлинга

Когда зомби вышли из переулка, толпа перед вокзалом ещё не рассосалась. Последние пассажиры толкали друг друга локтями, роняли баулы, матерились и обзывали полицейских ментами. Менты уже сняли оружие с предохранителей, но смотрели только на тех, кто проходил через рамку металлодетектора – единственную на весь вокзал. Счастливцы, оказавшиеся рядом с ней, просачивались внутрь здания тонкой струйкой. А людское море - зверело.

Поэтому, когда на краю площади закричала первый укушенный, толпа единой волной нахлынула на вход и опрокинула рамку металлодетектора.
- Бейте стекла! – закричали люди. Мужик в очках и потёртом плаще, по виду – типичный учитель русского языка, подхватил свой чемодан на колёсиках и бросил его в большое окно, отделявшее зал ожидания от улицы. Стекло дрогнуло, но устояло, чемодан отлетел в толпу.
- Стоять! Стоять! – кричал безусый лейтенантик, стреляя в воздух.

Но даже если бы он начал стрелять по бегущим – никто бы не остановился. Потому что с краёв площади накатился удушливый смрад, перебивший и запахи беженцев, и угольную вонь тепловоза, стоявшего во главе эвакуационного поезда у перрона.

Мишка знал, что это пахнет смерть. Разложившиеся мертвецы, ковыляющие по улицам города, добрались до вокзала. И было их так много, что вонь от их гнилого мяса катилась перед ними, как цунами.
- Не бей дяденька, - закричал он, ныряя под занесённую руку с дубинкой. – Я же здесь работаю, в депо! Вот моё удостоверение.

Двухметровый мент со здоровенным пивным животом, выпирающим даже из-под бронежилета, опустил дубинку и показал Мишке путь.

Он пробежал по вокзалу, выскочил на перрон, увидел людей, штурмующих последний поезд и резко передумал. Нет, тут надо было искать другой путь. Через полчаса, самое худшее – минут через десять, здесь будут зомби. Застрять в толпе, где все начинают кусать друг друга – верная смерть. Нет, не смерть. Верное послесмертие.

Мишка нырнул под вагоны и побежал по рельсам к запасным путям. Определённого плана у него не была, он просто искал, где спрятаться. На худой конец, подумал он, залезу на крышу вагона и там пережду. Если лягу и вытянусь, с земли меня вряд ли заметят. Особенно, если найду вагон с углём или бункер, у которых и крыши-то нет.
- Эй, парень! – крикнул ему кто-то.

Мишка остановился и оглянулся. Из зелёного почтового вагона с решётками на окнах выглядывал пожилой человек в военной форме без знаков различия.
- Эй, парень, хлеб в мешке есть? – спросил военный.
- Есть малёхо, - сказал Мишка.
- Ну тогда прыгай сюда.

О почтовых Мишка был наслышан, но внутри побывать ему раньше так и не довелось. Закрыв дверь, они с военным прошли по коридору и сели в первое из двух внутренних купе для сопровождающих. Мишка развязал мешок, и пожилой проводник с наслаждением впился зубами в ржаную булку.
- Можешь налить чаю, только холодного, - сказал проводник, прожевав угощение. – Титан топить нельзя, заметят с улицы. Ночью разведём.
- Спасибо. Чая не хочется, но воды выпью.

Он сходил к титану, налил тепловатой воды в кружку, выпил, прислушался к звукам, доносящимся снаружи и замер. Звуки утратили уже всякую членораздельность, а это значило, что зомби уже прорвали оборону и вырвались на перрон. Пару раз хлопнул пистолетный выстрел, затем раздалась короткая очередь из автомата. Но больше они не повторились.
- Эээээх, - пробормотал Мишка. – Пистолеты, автоматы… Тут пулемёт нужен.
- Пулемёт, говоришь? – сказал проводник, вышедший из купе. – Да, было бы неплохо.
- Да не, я так… - смутился Мишка. И, чтобы сменить тему, спросил: - А ты тут один, что ли?
- Почему один? В одиночку почтовые не сопровождают. Был у меня напарник.
- И где он?
- Дня три назад пошёл за хлебом или чего поисть, да так и не вернулся.
- Понятно, - сказал Мишка. – А что сам потом за едой не пошёл.
- А куда я пойду в незнакомом городе? – усмехнулся проводник. – Да и потом, груз у меня особенный. Нельзя его оставлять.
- Золото, что ли?

Проводник поманил Мишку за собой. Они прошли вглубь вагона, миновав стеллажи, на которых стояли посылки - синие картонные коробки с надписью "Кому" и "От кого". Самый дальний стеллаж был сделан в виде шкафа. Достав ключ, проводник отпер его и показал Мишке большой зелёный ящик.
- Это круче золота, - сказал он, открывая ящик.
- Твою мать! – изумился Мишка. – Что это за чудовище?!
- Американский пулемёт Гатлинга.
- Да ну!
- Не ну, а эм. Эм сто тридцать четыре, системы миниган. Вес тридцать кило вместе с электродвигателем и механизмом питания. Калибер – семь и шестьдесят два, как у Калашникова.
- Откуда он здесь?

Проводник горько усмехнулся.
- Задолго до того, как всё началось, наш оружейный завод в Ижоре получил заказ на разработку мощных пулемётов. Чтобы выполнить поручение, было решено собрать все лучшие образцы со всего света, какие можно достать. Вот этот Гатлинг приехал аж из Афгана. Я купил его на таджикской границе у серьёзных людей. Они его с разбитого вертолёта сняли. Я должен был доставить его в Ижору к июню.

Он замолчал и прислушался к звукам, доносящимся снаружи. Мишка тоже затаил дыхание. Что-то шуршало гравием совсем рядом с вагоном, за его стеной.
Раздался глухой удар в дверь. Мишка чуть не подпрыгнул от ужаса, но военный схватил его за плечи и зажал рот.
- Не паникуй, - прошептал он. – Тут хорошие двери. Они на вооруженных грабителей рассчитаны, а уж от зомбяков-то и подавно спасут. Пошли лучше в купе, чайку навернём.

Они вернулись в купе и выпили прозрачного холодного чая с кусковым сахаром и сгущёнкой.
- Значит, здесь жить можно, - сказал Мишка. И торопливо заговорил: - Ты не против, если я того.. ну это… Тут у тебя перекантуюсь. Пока мою еду будем есть, а потом я за ней в город ходить буду. Мне, главное, чтобы место было, где поспать. Если хочешь, я на стеллажах спать буду, мне без разницы, лишь бы расслабиться можно было, а то знаешь, третью ночь не могу спокойно выспаться…
- Да зачем же на стеллажах, - сказал проводник. – Спи в купе. Хоть в этом, хоть в том.
- А ты где хочешь?

Проводник мотнул седой башкой.
- А я нигде не хочу, - сказал он, твёрдо глядя на Мишку.
- Как так?
- А вот так. Тошно мне, парень, тошно! Мне уже не доехать до Ижоры, чувствую. Я лучше тут сойду, погуляю по городу. А ты здесь оставайся. Ты молодой, у тебя всё впереди.

Мишка опустил голову, чувствуя, как горят щёки. В таком ракурсе он ещё не думал. Но мысли спешили в новое русло, торопясь и обгоняя друг друга.
- Тогда знаешь, я тоже с тобой выйду, - глухо сказал он. – Только с пулемётом. Тридцать кило, говоришь? Управимся. Патроны есть?

Проводник хлопнул ладонью по своему колену и рассмеялся.
- А ты мне нравишься, парень! – сказал он. – Ей-богу, нравишься. Так держать! Мы ещё потанцуем. Есть у нас патроны, и даже аккумулятор с током найдётся.
- Аккумулятор-то зачем, - удивился Мишка.
- А кто стволы крутить будет, Пушкин? Всем пулемётам Гатлинга нужно электричество.
- Ясно.
- И ещё вот что – выходить будем не через дверь, а через крышу. И пулемётик там приладим. Я сейчас кабель протяну, и потащим.

Полчаса пролетели в задорном веселье. Протянув кабель от аккумуляторного блока к люку, Мишка и проводник, чертыхаясь, вытащили тяжёлый пулемёт из ящика и поволокли его к трапу.
Перед тем, как откинуть люк, проводник обернулся.
- Меня Степаном зовут, - сказал он. – А тебя как?
- Мишка.
- Значит, Михаил. Поехали. Я хочу, чтобы этот серый день стал красным.

Эвакуационный поезд всё ещё стоял у перрона и уцелевшие люди сгрудились на крышах вагонов. Проводник Степан и рабочий депо Михаил увидели, что среди выживших есть и женщины, и дети, а значит, мужики, карабкавшиеся наверх, думали не только о себе. Более того, на крыше стояло несколько ментов, включая молодого лейтенантика, который размахивал пистолетом и время от времени исполнял прицельный выстрел в голову, снимая очередного лезущего зомби.

Заметив, что на почтовом вагоне устанавливают на крыше пулемёт, люди разразились приветственными криками. Мишка снова почувствовал, что его щёки стали горячими, но теперь ему было очень приятно. Впервые он почувствовал себя героем, самым настоящим героем, готовым сразиться с тысячами врагов и победить их всех.

Похожие чувства, судя по всему, испытывал и старый проводник, потому что было видно, как он выпятил грудь и расправил усы.
- Цель – зомби! Полный огонь! – проревел Степан.

И боевой шестиствольный пулемёт Гатлинга, запитанный от вагонного аккумулятора и установленный на вырванной мягкой купейной полке, загрохотал. В первые же мгновения Мишка полностью оглох. Но всем им овладела такая радость, что казалось ему – вот она, настоящая жизнь! И всё, что было раньше, было сном, и только сегодня, сейчас ему суждено было проснуться и почувствовать по-настоящему, как ревёт и бьётся металлический зверь, как невидимые копья пуль, выходящих со скоростью восемьсот шестьдесят девять метров в секунды, разрывают проклятых мертвяков на части, отрывают им головы, расплёскивают мозги, дробят в воздухе, не давая даже упасть на асфальт, ставший моментально красным.

Если бы рукоятка пулемёта не гасила отдачу пружинными демпферами, все пальцы у Мишки были бы переломаны в первую же секунду. От грохота, казалось ему, слезятся глаза и лопаются перепонки.

Но когда пулемёт перестал стрелять, Мишка понял, что его барабанные перепонки ещё действуют. Потому что он услышал, как кричит пожилой проводник, наклонившись к самому уху.
- Хваааатит! – орал Степан.
- Патроны кончились?! – проорал в ответ счастливый Мишка.
- В ленте сотни патронов, а миниган лупит три тыщи выстрелов в минуту! – крикнул Степан. – Но ничего, мы расчистили путь к маневровому тепловозу! Смотри, смотри!

И точно, воспользовавшись паузой, по рельсам к тепловозу подбежала пара человек, слезших с крыши над служебной столовой для машинистов. Они залезли в кабину, помахали рукой Степану и Мишке. Эвакуационный поезд засвистел, выпустил в небо прозрачную струю горячего дыма, и, медленно набирая ход, пошёл вперёд, мимо дергающихся в последней агонии зомби, мимо раздробленных киосков, расщеплённых скамеек и продырявленных урн, которые так смешно вылетали из подставки и кувыркались в воздухе, когда в них попадала пуля.

Пассажиры на крыше махали руками и что-то кричали своим спасителям. И даже молодой лейтенантик с пистолетиком, проплывая мимо почтового вагона, вдруг вытянулся по струнке и приложил руку к голове, хотя фуражка его давно слетела.

У Мишки почему-то защипало в носу и он повернулся к проводнику.
- Жаль, патроны быстро кончились, - сказал он.
- Ничего, - ответил Степан, провожая взглядом уходящий поезд. – Я ж на Ижорском заводе с пятнадцати лет работаю. Мы построим свой пулемёт Гатлинга, со своими патронами и источником питания.
.
.
.
.
ЗЫ: Этот текст написан в рамках персонального испытания духа и тренировки дисциплины "Зомби Челлендж"


ВРЕМЯ - 1 час 45 минут
ОБЪЁМ - 10 502 знаков с пробелами
ЧИТ – придумал этот конкретный сюжет, сидя сегодня в ванной
УТЯЖЕЛИТЕЛЬ – если не считать того, что почему-то трудно писать пораньше, нет. Тяну до последнего. Решено – завтра пишу с утра.

Замечания: ура, оверквоту победил, написал раньше на 15 минут. Ну ещё бы - если сюжеты в голове обкатывать заранее, хотя бы полчаса, и не так можно.
УРА! Завтра - десятый!!!
Tags: ЗомбиЧеллендж
Subscribe

  • Число, которое невозможно представить

    Прошлой ночью приснился типичный для меня кошмар - число, которое не укладывается в голове. Его невозможно представить, оно занимает все ресурсы, и…

  • need proof

    По телевизору в зарубежной научно-познавательной передаче сказали, что недавние расчёты показали, что все наши радиоволны, которые раньше считались…

  • (no subject)

    ну вот, если быть точнее, то шишки во френологии - это языковые паттерны в НЛП. Френологи утверждали, что по шишкам на черепе можно установить…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments