kvisaz (kvisaz) wrote,
kvisaz
kvisaz

  • Mood:

ЗомбиЧеллендж - 07 Зомби и Таиланд

Белая акула развивает среднюю скорость тридцать километров в час. Максимальная зарегистрированная скорость тренированного пловца с моноластом – тринадцать километров в час. Что это означает?
- Греби, греби, греби!!! – орал Толян, прыгая с веслом на берегу. Звук над водой разносился далеко и казалось, что он вот, рядом. Но на самом деле до безопасной зоны оставалось ещё больше сотни метров.
И Саня грёб, а точнее, махал моноластой, изо всех сил. Изгибаясь всем телом, чуть не выпрыгивая из воды, отплёвываясь солёной водой. Треугольные белые плавники скользили рядом. Вот один отошёл в сторону и развернулся, словно примериваясь.
Раньше считалось, что акула переворачивается на спину, перед тем как укусить, мелькнуло в голове у Сани. И ещё моряки в старину говорили, что акулу можно испугать, ударив её во время атаки кулаком в нос, прямо в этот тупой и округлый, как у подводной лодки, нос. Но даже если это было правдой, то вряд ли моряки с парусников имели в виду белую акулу.
Кархародон, акула-убийца, главный герой фильма "Челюсти". Длина шесть метров, вес… ссука, вес - от шести центнеров до трёх тонн. Короче, бери "Жигули"-"копейку" как аналог, а ещё лучше – как два аналога – не ошибёшься. Попробуйте остановить ВАЗ-2101 ударом кулака и стань героем Ютуба. Саня очень не хотел становиться героем Ютуба, особенно в таком варианте.
Но сегодня ему повезло. Акулы проводили его до мелководья, а затем, махнув хвостами, развернулись и ушли на глубину.
Ободрав грудь и разбив колени о внезапно поднявшее дно, Саня выполз на пляж, трясущимися руками отстегнул моноласту и повалился на горячий песок, ловя воздух побелевшими губами.
- Хорошо-то как, госсподи! - прохрипел он. – А в Сибири сейчас ссснег и морозы…
Толян воткнул дюралевое весло в мокрый песок и внимательно посмотрел на товарища.
- То есть о возможной потере моноласта вместе с ногами ты не сожалеешь? – уточнил он.
- Да какой потере?! Это же ссытые акулы. Это они просто так, из любопытство интересовались. Вот если бы из меня кровь шла, тогда бы они взбесились. Не, они бы меня не тронули. Чтобы здесь, в Таиланде на тебя напали, этого и предсставить нельзя. Это не то что у нас, в Сибири зимой – чуть зазевался и готово, пятьсот собачьих укусов.
- Оно может и так, - сказал Толян. – Только о сибирских собаках-убийцах не слагают легенды. А о белых акулах даже Стивен Спилберг снимал. Между прочим, первый его коммерческий успех. Нашёл удачную тему.
- Может, и нам тоже попробовать?
- Об акулах снимать? Не, ты же в курсе – если тема запалена, её можно выкидывать на свалку. Для божмей.
Саня хрипло засмеялся, оценив шутку. Бомжами в определённых кругах называли людей, искавших "темы", с помощью которых можно заработать в Интернете на квартиру. Многим это не то что бы удалось, но на билет до Таиланда вполне хватило. Тысяч тридцать рублей – не такие уж и большие деньги за билет. Главное, что у тебя есть работа, работа через сеть, которая позволяет тянуть копеечку даже отсюда, с горячих пляжей Тхукета и Фаранга.
Саня и Толян прибыли сюда всего месяц назад. Первые дни они бродили по острову, как зомби, с остекленевшими глазами и периодически мыча от восторга. Настоящее лето в январе, песок, на котором можно жарить яичницы и вялить бананы, и море – всё это казалось просто невероятным двум людям, буквально только что вырвавшихся из ледяных объятий родимой Сибири.
- Мне ссстрашно, - сказал даже как-то Саня. – Здесь слишком хорошо.
- Бывает, - усмехнулся Толян. – Знаешь, как поэт сказал? Люди явятся на свет, а вокруг несчастий тьма. Но одним суждён Тхукет, а другим снег и зима.
- Что-то ссслучится, - пробормотал Саня. – Так не бывает. Это же рай, но рая нет на земле.
- А, брось! Просто одним странам повезло, типа Таиланда или Египта, а другим нет. Вот и рождаются одни под банановой пальмой с видом на море, а другие посреди полярной ночи, которая длится шесть месяцев.
- Про Египет это ты зря всспомнил, - сказал Саня. – В курссе же, что там ссейчас.
- Перебесятся, - махнул рукой Толян. – Перебесятся и будет, как раньше, сплошной хургадизм и благорастворение туристов в море. Пошли, лучше ещё раз в аквапарке искупаемся.
- Нет, давай ссссначала пойдём на море, потом на пляж, а потом – в аквапарк!
Так они и жили – обгорая на солнце, валяясь в песке, плескаясь в море. Но мрачные чувства по-прежнему терзали Саню и оттого он, пытаясь их заглушить, рисковал без меры. То со скалы в незнакомом месте нырнёт, то чуть ли не на сто метров с аквалангом опустится, презирая все страшилки о баротравмах зуба, которыми их пичкал когда-то друг, оставшийся ныне в заснеженном Новосибирске.
И вот сегодня, проплыв с моноластом и маской мимо рифов, он зашёл на территорию акул. Кархародоны обычно паслись глубоко, не подходя к берегу. Там, в безбрежном синем море у них было достаточно пищи в виде тюленей. А у тюленей было достаточно пищи в виде рыб и так далее – до самых мелких тропических рыбешёк, ярких и цветных, как подводные тропические бабочки. Все ели друг друга и были счастливы, и даже заплывший на их территорию безрассудный русский со шлёпающим моноластом не смог пробудить зверя в белых акулах.
В этот день Саня впервые расслабился заснул спокойно, словно поверив, что счастье в виде вечно тёплого моря и счастливой жизни – оно есть. Хотя бы для белых туристов на Тхукете и Фаранге, двух островах у восточного побережья Таиланда, обращённого к Малайзии и островам Индонезии.
И зря.
Утром его растолкал Толян.
- Вставай, вставай, интернет искать надо!
- Интернет?! – сонно пробормотал Саня, переворачиваясь на другой бок. – А что, разве мы за него не заплатили вчера?
- Заплатили, но его нет! А работа стоит. Вставай, пока все сайты не протухли – пойдём искать, у кого связь есть. У пацанов из Днепродзержинска на вилле, я слышал, спутниковый интернет есть, к ним пойдём.
Внезапно завыла сирена. Звук взорвал утреннюю тишину так, что на террасе задребезжали немытые тарелки, а у соседней виллы запищали автомобили.
- Это здесссь? – вскочил Саня, моментально теряя остатки сна.
- Нет, это на Фаранге, - шепотом ответил Толян.
Сирена умолкла почти сразу и казалось, что в ушах звенит от тишины. Это ощущение не могли снять даже плачущие сигнализации у легковых автомобилей.
- Ёпта, да выруби ты их нахрен! – крикнул кто-то на соседней вилле. – Берег?! Какой берег?
Голоса упали до шёпота и затихли. Саня и Толян переглянулись, вскочили, и напялив футболки, бросились на улицу как были, в ярких длинных гавайских трусах, спускавшихся до колен.
Другие жители острова уже бежали к берегу, и они присоединились к общему потоку. На пляже уже стояла толпа. Люди заходили по колено в воду и, вытянув шеи, напряженно смотрели на другой берег, темнеющий за проливом.
- Что там происходит? Что видно? А у вас есть интернет? – спрашивали все друг у друга.
Какая-то маленькая девочка заплакала.
Саня и Толян забрались на крышу спасательной вышки. Они вглядывались в Фаранг до рези в глазах, пока не заметили, что спасатель, сидевший рядом с ними на соломенной кровле, держит в руках бинокль, но смотрит не в него, и не на Фаранг, а на небо.
- Гив ит ту ми, плиз, - сказал Толян. Спасатель без сопротивления отдал бинокль, сполз с крыши и побрёл прочь, медленно набирая скорость. Саня проводил его взглядом, гадая, что случилось с этим мужиком.
- Сссссука! – сказал Толян. Он сказал это слово, кажется, впервые в жизни, и оттого оно показалось Сане ещё страшнее.
- Ссссука, - повторил Толян и повернулся к Сане. – Сглазил всё-таки. Смотри!
В бинокль другой берег выглядел отчётливо, как на экране телевизора с высоким разрешением. Весь берег кишел людьми – чумазыми, испачканными, вооруженными лопатами, топорами и мачёте. Они рубили пальмы и вязали из них плоты. Кто-то разделывал туристские беседки, кто-то тащил к воде топчаны. На волнах уже покачивались надувные матрасы, резиновые плавательные бассейны, голые автомобильные камеры, похожие на чёрные спасательные круги. Но впереди всех, на веслах и моторах шли лодки. И в каждой лодке сидело не менее десятка тайцев, вооруженных автоматами и винтовками. У некоторых были даже гранатомёты.
Толпа белых туристов на пляже дрогнула и подалась назад. Стоявшие в задних рядах, ничего не понимая, ещё пытались разглядеть, что творится в проливе, но те, кто стоял в воде и у моря, уже бешено работали локтями.
- Смотри, смотри, что творится! – закричал Толян. – Куда ты, затопчут!
Он схватил Саню за футболку, не давая соскользнуть с крыши. Через минуту людской поток хлынул с пляжа, опрокидывая скамейки, урны и зазевавшихся туристов. Крики, вопли, ругательства на всех цивилизованных языках – от английского до французского – затопили Тхукет паническим цунами.
Через десять минут на пляже не осталось почти никого, но Саня и Толян ещё сидели на крыше спасательной будки.
- Ты что, в Джона Рембо решил сссыграть? – шепотом спросил Саня, наблюдая, как первые тайцы с автоматами выпрыгивают на берег из лодки.
- А куда бежать? Некуда бежать, - пробормотал Толян. – Мы на острове, понимаешь? И гавань на том берегу, ты думаешь, там сейчас есть шанс? Сиди тихо и…
Подошедшие тайцы, вопреки ожиданиям, вели себя мирно. Только один, молодой и дерзкий, заметив Саню и Толяна на соломенной крыше, закричал им, сложив руки в рупор:
- Фаранг капут!
- Можешь не переводить, – прошептал Саня.
Тайцы обшарили весь остров, забрали все ценности, компьютеры и продукты. Белых пассажиров, набившихся в катера в гавани, они со смехом высадили на берег. А затем они снова сели в лодки и отчалили, оставив опустошённый и подавленный Тхукет на волю судьбы.
Через полтора часа после того, как последний таец исчез из виду, Саня решил спуститься с крыши. Но для начала он взглянул через бинокль на остров Фаранг – не готовится ли к отплытию оттуда ещё одна партия тайцев, на этот раз более отмороженных.
Когда он увидел то, что творится на другом берегу, бинокль упал из его руки.
- Что? Что ты там увидел? – встревожился Толян, подхватывая аппарат.
Картина, открывшаяся его взору, ошеломила его настолько, что он долго не мог опустить бинокль.
Белый песок Фаранга стал красным. Среди срубленных деревьев и разбитых беседок, среди недовязанных плотов и недоделанных лодочек, люди жрали людей. Хватали за ноги, впивались в шею, отрывали уши, разрывали животы и расчленяли голыми руками. Через некоторое время те, кого уже частично употребили, начинали шевелиться и дергаться. Затем они вставали и, вытянув перед собой скрюченные пальцы, ковыляли в поисках новых жертв.
Чем меньше людей оставалось на берегу, тем больше оживших мертвецов проявляло интерес к Тхукету. Толян видел, как многие из них подходят к морю. Затем зомби медленно пошли вперёд, не сводя глаз с манящего их берега.
Когда макушки первых мертвяков исчезли под волнами, Толян опустил бинокль.
- Вот теперь точно капут, - сказал он. – Они пошли по дну. Там три метра глубины. Думаю, через час они будут здесь.
- Через час?
Саня соскользнул с крыши, поднял пустую стеклянную бутылку, выкатившуюся из перевёрнутой урны в виде дельфинчика, и разбил её.
- Ты охренел?! – крикнул Толян.
- Человек с моноластом выжимает двенадцать километров в час, - сказал Саня, царапая стеклянной розочкой свою грудь до крови. – Акула может плыть со скоростью в сорок километров. А у зомби на глубине трёх метров вряд ли будет больше пяти. Учитывая подводное течение между Тхукетом и Фарангом, можно ставить даже на один километр.
- Ты с ума сошёл?!
- Нет. Это голый расчёт. Это чистая тема, - ответил Саня, поднимая брошенный спасателем моноласт. – Кровь в воде привлекает акул в радиусе нескольких километров. Это значит, что если бы они были рядом, мы бы уже были в безопасности. Но они пасутся далеко и течение в проливе уносит кровь от их пастбища. Но я – я пойду против течения и приведу их сюда.
- Вернись, дурак!
- Дурак – это тот, кто сидит на соломенной крыше, пока зомби идут по дну пролива, - сказал Саня. – Так что не будь дураком, слезь и постарайся организовать оборону.
- А если акулы тоже станут зомби?!
- Что же, в таком случае, вы получите пожизненную гарантию на этот остров. Потому что акулы жрут и друг друга.
Он повернулся и побежал к мысу, отделяющему пролив от океана. Моноласт в руках хлопал, как хвост боевой русалки.
Кархародон-зомби, подумал он и усмехнулся. Семь метров в длину и тонны веса. У сухопутных мертвецов просто нет шансов. Видит бог, я очень хочу вернуться, и я постараюсь это сделать. Но двенадцать километров в час и сорок с лишним… Это означает, что если они почуют меня на расстоянии километра, я успею проплыть ещё триста метров. Они проплывут триста, а я сто. Они сделают сто, а я ещё тридцать. У меня в запасе почти полтора километра и, боже, помоги мне использовать этот запас. Но в любом случае я не пожалею об этом.

Потому что рай на земле следует защищать, пусть и ценой своей крови.

.
.
.
.
ЗЫ: Этот текст написан в рамках персонального испытания духа и тренировки дисциплины "Зомби Челлендж"

ВРЕМЯ: 2 часа 20 минут (21:30 - 23:50) Лютая оверквота
ОБЪЁМ: 12 631 знаков с пробелами. Тоже оверквота, в две с половиной тысячи.
ЧИТ: Зомби и Таиланд - начал думать об этом сюжете сегодня на работе, во время разговоров. Кажется, тему подсказал какой-то Толян. Вот ему и достаётся почётная роль и гарантированное выживание.
УТЯЖЕЛИТЕЛЬ: нету, если не считать, что сдохла мышь и пишу без неё. Вполне вероятно, минут 20 я потерял именно из-за неё.

Критический разбор:
Вообще я слишком увлёкся идеей, позволил себе следовать за течением. Это плохо, так как одна из целей - научиться чувствовать объём. \
Два человека, проходящих такое же испытание в других своих журналах, поступают спортивнее и укладываются в норму.
Я слишком увлекаюсь и это плохо (в моём случае - действительно плохо, меня часто несёт, я теряю контроль над собой)

Но всё-таки главная, самая главная метацель - это привыкнуть к ежедневной работе с текстом, к ежедневному рассказу. И вот она пока выполняется. Уже нет травм, нет боязни белого листа, нет переживаний.

Я не считаю, сколько осталось, я не жду выполнения, вообще не верю в завершение, но, но.. седьмой день, седьмой рассказ.

Такой челлендж.
Tags: ЗомбиЧеллендж
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Самооценка невыспавшегося человека

    Петер Шпорк "Сон. [Почему мы спим и как нам это лучше всего удается]" - книга немецкого врача сомнолога 2010 года. Книга, которую полезно…

  • Исторический рэп про Батыя

    До чего ютуберы дошли - уже образовательный рэп записывают Вообще-то я сейчассмотрел вот это - Минойская и Микенская Цивилизации за 13 минут.…

  • Небесный поезд

    ну, я должен сказать спасибо vagonsky за знакомство с понятием " сфера Хаббла" (Объём Хаббла, радиус Хаббла). В нейтральном…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments